Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Самое эффективное средство в современной войне это... бетон.

Самое эффективное средство в современной войне это... бетон.

Опубликовано 27.01.2017

                                                     Фото сержанта Армии США Аарона Лебланка
 
Интересные размышления американского рейнджера о роли бетона в современной войне.

14.11.2016
Спросите любого ветерана иракской кампании о Джерси, Аляске, Техасе или Колорадо, и вас удивит то, что речь пойдет не о штатах США, а о бетонных заграждениях. Многие из нас, отправленных воевать в Ирак, в ходе командировок стали экспертами по бетону.

Бетон стал таким же символом нашей войны, как и другое наше оружие. Но никакие другие вооружения не внесли больший вклад в реализацию стратегических задач обеспечения безопасности, защиты населения, установления стабильности и устранения террористической угрозы. Наиболее очевидным это стало в сложной городской застройке Багдада.

Нарастающая урбанизация и ее сопутствующее влияние на модели глобальных конфликтов означают, что вооруженным силам США в будущем почти наверняка опять предстоит вести боевые действия в городах. И военные стратеги допустят непростительную ошибку, если позволят позабыть те тяжелые уроки о роли бетона, которые нам пришлось выучить на улицах Багдада.

В 2008 году, когда я направлялся в Ирак в составе пехотного подразделения, я и представить не мог, что стану своего рода экспертом в области бетонных изделий, начиная с небольших заграждений, используемых на контрольно-пропускных пунктах, до гигантских бетонных плит, призванных защищать от самодельных взрывных устройств (СВУ), ракетных и минометных ударов с закрытых огневых позиций. Но так и произошло.

Миниатюрные фигурки бетонных заграждений даже вручались командованием как памятный подарок и символ.

К концу командировки я уже мог точно назвать массу любого бетонного заграждения, его стоимость, кран, необходимый для его перемещения, как много таких может быть поставлено за ночь, сколько можно переместить с помощью военной техники до отказа ее гидравлики.

Багдад был просто завален бетонными заграждениями, плитами и сторожевыми башнями. Каждый вид изделия был назван именем штата, указывающего на его относительные размеры и массу. Таким образом, имелись небольшие заграждения, как Джерси (90 см в высоту, 2 тонны), средние, как Колорадо (1,8 м, 3,5 тонны) и Техас (2 м, 6 тонн), и огромные, как Аляска (3,6 м, 7 тонн). Были также Т-образные стены (3,6 м, 6 тонн) и объекты типа бункеров (1,8 м, 8 тонн) и сторожевых башен (от 4,5 до 8,5 м в высоту).

Фото старшего техника ВВС США Эник Стивенс и штаб-сержанта Армии США Джеймса Селесника

 

Одним из первых поводов использовать бетонную защиту в боевых действиях послужила проблема растущего количества самодельных взрывных устройств (СВУ). Уже в 2004 году основной тактической и технической задачей в Ираке стала борьба с закладываемыми на обочинах дорог бомбами. Один из основных методов борьбы с подобными СВУ заключался в выстраивании Т-образной стены высотой 3,6 м вдоль каждой значимой автомагистрали. Бойцы проводили дни, недели и месяцы, оборудуя бетонными заградительными сооружениями сначала все главные, а потом второстепенные дороги. При стоимости более 600 долларов за изделие, цена бетона за 8 лет Иракской войны составила миллиарды долларов.

 

Фото специалиста Армии США Киши Фриман.

Следует признать, что бетонные стены не устранили угрозу СВУ. Как и в случае всех других защитных сооружений, необходима организация постоянного наблюдения за ними, что не всегда представлялось возможным. В конце концов, противник адаптировался и начал закладывать СВУ внутрь или поверх заграждений. Кроме того, боевики начали использовать усовершенствованные виды СВУ, получаемые от иностранных спонсоров – например, снарядоформируемые заряды (СФЗ), множество которых, как считает американское военное руководство, было поставлено Ираном – и способных пробивать любую бетонную плиту. Это позволяло закладывать СВУ даже за заграждениями.

Однако все же бетонные стены вдоль дорог сыграли свою роль. Они усложнили противнику доступ к месту закладки СВУ. Благодаря стенам понизилось поражающее действие самодельных взрывных устройств и, кроме того, противнику пришлось задействовать специфические материалы для их изготовления, которые легче было выявлять при осмотре на контрольно-пропускных пунктах – особенно эффективных, когда бетонные стены перенаправили к ним весь трафик. И кроме этого они также исключили возможность мятежников беспрепятственно передвигаться по Багдаду на машинах, начиненных взрывчаткой, подрывы которых наносили большой урон и угрожали авторитету иракского правительства.

Самодельные взрывные устройства не составляли главную угрозу для американских войск. Вскоре после вторжения в Ирак в 2003 году ВС США стали подвергаться минометным и ракетным обстрелам на передовых позициях боевого охранения и базах. Данные атаки стали еще более опасными, когда войска передислоцировались с больших баз на аванпосты, расположенные глубоко в городах и окруженные населением. Поддерживать там безопасную дистанцию или наносить ответные удары по закрытым огневым позициям было крайне сложно ввиду риска причинить вред гражданским лицам. И опять же решением стал бетон. Стенами из бетонных плит обносили не только военные городки и базы, но и каждое строение, расположенное внутри. Так значительно понижалось поражающее действие вражеского огня.
Фото старшего техника ВВС США Жаклин Ромеро
 

Бетонные укрытия также давали бойцам свободу передвижения в условиях городской застройки. В первые годы войны ВС США подыскивали подходящие места для постоянной дислокации. Командование рассматривало заброшенные фабрики, правительственные здания и в некоторых случаях школы. Выбирались уже готовые строения, окруженные хоть какими-то ограждениями, так как местность мало чем располагала для защиты, только грунтом, чтобы наполнить мешки и создать земляные насыпи, да естественными препятствиями. По мере освоения бетона, войска стало возможно располагать даже на открытой местности, и уже через несколько недель там оборудовался крупный военный лагерь, обнесенный бетонными стенами и сторожевыми башнями.

Так что спрос на бетон был огромный. Приходилось подписывать новые контракты на поставки, искать, строить, расширять бетонные заводы по всему Ираку. Раздобыть бетон было не менее важно, как и возвести из него ограждения и укрытия.

Ключевой задачей известной иракской кампании 2007 года в ответ на возросшее насилие со стороны религиозных фанатиков были зачистка и обеспечение безопасности в окрестностях Багдада. И здесь для ВС США бетон оказался наиболее эффективным средством сокращения насилия и защиты для мирного населения. Бетон использовался для упрощения планировки городской застройки.

Микрорайоны просто ограждались стенами, а на ограниченных точках въезда в другие микрорайны и небольшие городки ставились контрольно-пропускные пункты с вооруженной охраной из иракских сил безопасности или из местных членов нерегулярного вооруженного формирования «Сыны Ирака». Это стало новым эффективным решением, значительно упрощавшим контроль большого городского пространства. На постах вооруженные бойцы охранения осматривали транспорт, опрашивали неместных и реагировали на любые нарушения порядка в зоне их ответственности.

Это сократило возможности повстанцев производить с помощью СВУ масштабные теракты с большим количеством жертв, а также свободно передвигаться и осуществлять дообеспечение своих сил. Обнесение стенами беспокойных районов стало ежедневной рутинной задачей. Одна бригада ставила более 48 км 3,5-метровых Т-образных бетонных плит, создавая так называемые «безопасные поселения».

Сам метод, конечно, не нов. Британские войска использовали блокгаузы для противодействия бурам во Второй англо-бурской войне. В 50-е гг. XX века британцы успешно фортифицировали деревни в Малайе (западная часть Малайзии на п-ове Малакка, прим. переводчика) для отделения населения от повстанцев-коммунистов.

Французы в ходе войны за независимость Алжира (переводчик берет название данного конфликта, принятое в нашей культуре, автор оригинального текста использует название художественного фильма «Битва за Алжир», прим. переводчика) полностью оградили (колючей проволокой, прим. переводчика) Касбу (крепость и арабский квартал в старой части г. Алжир, прим. переводчика) со 100-тысячным населением для борьбы с террористами из Фронта национального освобождения. В современных конфликтах бетон повысил эффективность данного метода.

В марте 2008 года в операции, которую позже назовут «Битва за Садр-Сити» (имеются в виду события в ходе второго восстания «Армии Махди», прим. переводчика), войска коалиции взяли на вооружение бетон. Шиитский политический и религиозный деятель Муктада ас-Садр прервал перемирие в ответ на подавление иракским правительством восстания в преимущественно шиитском городе Басра на юге Ирака и инициировал возобновление масштабных боевых действий со стороны своих сторонников – шиитского вооруженного формирования «Армия Махди» - против коалиционных и иракских сил. В Садр-Сити (бывший Саддам-Сити, прим. переводчика) они громили блокпосты иракских сил безопасности, наводняли дороги Багдада закладками с СВУ, запускали 107-миллимитровые ракеты и мины по целям в Багдаде, включая международную зону (также известную как «Зеленая зона»).

Схема из доклада RAND по операции в Садр-Сити

 

Факторами успеха в операциях повстанцев были их ресурсы и поддержка на территории Садр-Сити. Данный шиитский район площадью 33 кв. км на момент конфликта насчитывал более 2 миллионов жителей. Войска коалиции и ранее проводили успешные операции против лидеров «Армии Махди» в Садр-Сити.

Однако в распоряжении любого соединения после вхождения на территорию данного района было всего несколько минут до того, как боевики «Армии Махди» облепливали его, как осы, со всех сторон. В конце концов, после воздушного удара в октябре 2007 года, повлекшего жертвы среди гражданских, иракский премьер-министр запретил военным США вход в Садр-Сити. И тогда эта часть Багдада стала тихой гаванью для враждебных элементов, из которой они начинали свои атаки, и запретной зоной для американских войск без официального разрешения от высших уровней командования.

Иллюстрация особенностей застройски Садр-Сити из доклада RAND

 


В сложившейся ситуации ВС США фактически перешли к осадной войне. Но в отличие от исторических примеров вместо прорыва за фортификационные укрепления, противника блокировали, выстраивая вокруг него стены. Прямо как с осадными орудиями времен Средневековья, каждую ночь мы подходили к окраинам Садр-Сити с мощными кранами и грузовиками, нагруженными Т-образными 3,5-метровыми плитами. В хорошую ночь можно было поставить более 122 таких плит. Боевики атаковали солдат, занятых в возведении стен, и совсем не редкими были работы по установке бетонных заграждений в момент, когда военные вертолеты, танки и БМП поливали противника ответным огнем.

ТанчикиТанчики

 

Танки Abrams в ходе операции в Садр-Сити (фото из доклада RAND)

 

За 30 дней мы установили более 3000 Т-образных плит, возведя стену длинной 4,8 км, которая соединилась с другими ранее возведенными стенами и окончательно закрыла Садр-Сити. Стены эффективно ограничивали возможности боевиков «Армии Махди» по перемещению продовольствия, боеприпасов и других ресурсов, а также по проведению  атак из огражденного шиитского анклава.

 

Возведение "золотой стены" в Садр-Сити (фото из док. RAND)

 

Кроме того, были ликвидированы ключевые огневые позиции за пределами стены, с которых международная зона подвергалась минометным и ракетным обстрелам, а на созданных контрольно-пропускных пунктах можно было отфильтровывать террористов от мирного населения. Иракские силы безопасности и ВС США потом входили в анклав для зачистки ключевых секторов, однако стены позволяли им сократить внешние атаки и проводить операции, владея инициативой.

Фото сержанта Армии США Захари Мотт

 

Многие военные считают, что в будущем боевые действия придется вести в сложной городской среде, включая операции в мегаполисах с населением более 10 миллионов человек. Армия США 8 лет вела войну в сложной городской застройке Багдада. И бетон помог нам упростить её, послужил в качестве ключевого средства установления стабильности и мощного фактора в ликвидации зон безопасности противника в черте города.

Какие данные о бетоне следует учесть в будущих операциях? Должны ли войска включать бетон в свои планы операций в городской застройке? Следует ли оснащать армию мощными кранами наравне с обычным для нее оборудованием? Следует ли армии предварительно складировать бетонные изделия? Следует ли продумывать схемы поставки бетонных изделий для использования в ключевых населенных пунктах? Следует ли открывать научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, нацеленные на создание усовершенствованных гидравлических систем и технологий, которые позволят поднимать 6-тонные бетонные плиты и направлять их на место установки одной рукой? Я отвечу «да» на все эти вопросы. Но, как минимум, эти  вопросы должны прозвучать в ходе планирования операций. Может быть, бетон не так уж изящен, но это самое эффективное средство в современной войне.

 

Автор статьи Майор Джон Спенсер является экспертом Института современной войны военной академии West Point. Бывший инструктор десантных разведывательно-диверсионных подразделений ВС США (рейнджеры), за 23 года службы он прошел путь от рядового до сержанта первого класса и от лейтенанта до майора в разведывательных, воздушно-десантных подразделениях легкой и механизированной пехоты. Его личное мнение не отражает официальной позиции вооруженных сил, министерства обороны или правительства США.

Перевод с английского